Новости

ППШ- пистолет-пулемет массового применения

25.03.2020
Конструктор Георгий Семенович Шпагин создал самый массовый в годы войны образец автоматического стрелкового оружия пехоты Красной армии, который стал одним из символов победы над фашизмом.
Г.С. Шпагин к этому времени уже был признанным изобретателем, орденоносцем, - рассказывает Владимир Викторович Никулин, заведующий техноцентром завода им. В.А Дегтярева. - В.Г. Федоров и В.А. Дегтярев обратили внимание на творческий поход молодого слесаря к своей работе еще в середине 1920-х годов, когда его привлекли к созданию первых в нашей стране танковых пулеметов. В начале 1939-го фамилия Шпагина вошла в официальное наименование нового 12,7-мм пулемета ДШК – Дегтярева – Шпагина крупнокалиберный.
Но когда в 1940-м, с учетом опыта и уроков зимней советско-финляндской войны, начался новый этап работ по перевооружению Красной Армии, соперники у Шпагина в конкурсе по разработке пистолета-пулемета оказались более чем серьезные и авторитетные. Один – его старший друг и учитель В.А. Дегтярев, уже несколько лет успешно модернизировавший свой ППД. Другой – не менее известный в те годы Б.Г. Шпитальный. Оба – начальники крупнейших в стране конструкторских бюро (Шпагин в этой иерархии был прямым подчиненным Дегтярева), и тому, и другому в 1940 году было присвоено звание Героя Социалистического Труда, обоих приглашал в свой кремлевский кабинет для личных бесед И.В. Сталин. Словом, по всем анкетным данным и официальному признанию заслуг они были явными лидерами. Но в конкурсе учитывались не должности и прежние заслуги, а результаты испытаний оружия на полигоне. И первым, лучшим оказался пистолет-пулемет Г.С. Шпагина.
Что помогло нашему земляку, кроме природной смекалки и многолетнего опыта?
Наверняка, то, о чем он сам рассказывал через несколько лет, уже в разгар войны, когда ППШ многократно прошел боевое крещение:
«Я тщательно изучал существующие системы стрелкового оружия, и автоматические в том числе, часто и подолгу беседовал с бойцами и командирами, внимательно прислушивался к их мнениям и оценкам, и постепенно у меня сложилась, выросла идея нового вида и типа автомата… И я сделал для себя первый вывод – автомат должен быть предельно простым, предельно доступным для освоения рядовому бойцу, зачастую деревенскому парню.
Зная нашу промышленность и гигантских масштабов задачи, которые стояли и стоят перед ней, я с самого начала поставил перед собой цель, чтобы новое автоматическое оружие было предельно простым и несложным и в производстве, чтобы на изготовлении его были заняты рабочие средней квалификации и даже малоквалифицированные…
Надо сказать правду, что даже знатоки оружейного производства не верили в возможность создания штампо-сварного автомата и в глаза и за глаза посмеивались надо мной: Шпагин, мол, фантазирует… Но я был убежден, что мысль моя правильная. А раз правильная, то и отступать от нее я не был намерен.
Я хотел, чтобы в армии полюбили мой «ППШ», чтобы боец носил его на груди, как надежную, дорогую и приятную вещь, чтобы он полюбил мой пистолет-автомат и уверовал в него. Это было моей мечтой, этого-то я и добивался…»
Оценкой этой, самой знаменитой работы Георгия Семеновича Шпагина стало награждение конструктора Сталинской премией (Государственной премией СССР) весной 1941 года – он оказался в числе первых в стране лауреатов, одновременно со своими соперниками по конкурсу В.А. Дегтяревым и Б.Г. Шпитальным (они были отмечены за другие образцы оружия). В 1945 году, вскоре после Победы, Г.С. Шпагину было присвоено звание Героя Социалистического Труда.